Интервью с Валерием Гилецким

Просмотров: 137

Епископ Союза церквей ЕХБ Республики Молдова Валерий Гилецкий: «Господь ясно показал мне, что дверь открыта и нужно идти…»

— Вы родились в верующей семье, но был ли в вашей жизни момент, когда вы почувствовали, что вера родителей на вас уже не распространяется, и вы нуждаетесь в покаянии и в личных отношениях с Богом?

Я очень благодарен Господу за то, что родился в верующей семье. Мои родители до сих пор живы и служат Господу. Мой дедушка был первым евангельским верующим в селе, а потом он стал пастором церкви. Регулярные посещения церкви с раннего детства вместе с родителями, дошкольные годы у бабушки и дедушки, вечера, проведённые с семьёй у радиоприёмника, слушая проповеди и христианские радиопередачи, участие в детских программах на праздниках в церкви и т.д. Всё это послужило тому, что семя Евангелия было глубоко посеяно во мне. Когда я окончил школу и поехал в Бельцы на учёбу и в первое время начал посещать там баптистскую церковь. Но городская жизнь и свобода дали о себе знать – появились многие искушения. И все-таки был момент, когда я почувствовал, что очень сильно нуждаюсь в Господе и нуждаюсь в покаянии. Это произошло после того, как брат Владимир Ткач, который был ответственным за молодёжное и хоровое служение, погиб в автомобильной катастрофе. На его похоронах, слушая проповедь евангелия, я впервые реально, и очень глубоко ощутил, что мне нужно покаяться и примириться с Богом. Спустя несколько дней, в церкви, я вышел вперёд, и осознанно сделал этот шаг.

— Получить высшеё образование во времена Советского Союза верующим было непросто. Многие хритиане испытывали несправедливое отношение преподавателей, а некоторых даже исключали, если они не шли на какие-то компромиссы. Как протекала ваша учёба в институте?

Уже тогда, когда я учился в школе, мне пришлось испытать оскорбления и унижения. Когда весь класс надел пионерские галстуки, а я не мог себе этого позволить, поскольку родители мне говорили: «ты верующий!», на меня смотрели, как на белую ворону. Я хорошо помню совет, который дали мне папа и мама: «Сын, единственное, что ты можешь сделать, это – своим поведением и учёбой стараться быть лучше всех». И я взял этот принцип за основу и в учёбе и в жизни. Когда я подал документы для поступления в техникум, у меня было мало шансов, – я не был косомольцем. Но, приемная комиссия, увидев, что я окончил школу с отличием, даже не поинтересовалась комсомолец ли я. Около года спустя, они узнали о том, что я верующий и предприняли некоторые попытки склонить меня к вступлению в комсомол. Но, как раз в то время я покаялся, и поэтому у меня уже были другие планы. Когда об этом узнали в военкомате, с их стороны тоже было оказано большое давление. В эти нелегкие для меня дни Господь даровал мне встречу с одним братом из Румынии. Когда я поделился с ним своими переживаниями, он сказал: «В океане есть одна хищная рыба, которая охотится только за теми, кто от неё убегает. А если маленькая рыбёшка, и идёт прямо к ней, то она отворачивается от неё, и не съедает её. Никогда не бойся идти против течения и против врага, не убегай, будь смелым, потому, что Господь с тобой, и тебе никто ничего не сделает». Я вооружился этими двумя принципами: старался быть лучшим и быть смелым, полагаясь на Господа. После окончания техникума я служил в Советской армии. Там у меня вознкло желание продолжить учёбу в институте. Без рекомендации о поступлении в высшеё учебное заведение не могло быть и речи. Получить я её не мог, поскольку не был комсомольцем. Но Господь и тогда явил своё чудо. Командир роты, в которой я служил, был из Молдовы и мы с ним подружились. Когда пришло время уходить домой, он подошёл ко мне и сказал: «Что я мог бы для тебя сделать?». Я говорю: «Я бы хотел поступить в институт». Он ответил: «Хорошо, я поговорю с замполитом, и мы дадим тебе рекомендацию». Это был уникальный случай на то время. Когда я приехал в Одесский институт связи, в приёмной комиссии увидев рекомендацию, подписанную командиром части и замполитом, даже не посмели спросить комсомолец ли я и зачислили меня на учёбу вне конкурса. Бог так повёл меня, что я решил учиться на заочном отделении, а не на дневном. На каждую сессию я приносил положительные рекомендации с места работы. Директор предприятия, где я работал, и секретарь парторганизации подписывали эти рекомендации, поскольку я был хорошим работником. В институте, видя эти рекомендации, и то, как успешно я сдавал все экзамены, закрывали глаза на мою непартийность. Некоторые братья тогда говорили мне, что это всё зря потому, что надо будет сдавать государственный экзамен по научному коммунизму, и там всё откроется. Никто не знал в 1982 году, что грядёт перестройка, гласность и т.д. Но Бог так чудесно устроил, что в 1988 году, когда я закончил учёбу, самим преподавателям было стыдно говорить о таких предметах, как атеизм и научный коммунизм. Тогда стало модным выходить из партии, а не вступать в неё. Так я и закончил, учёбу, надеясь на Господа, и видя, как Он чудно всё устраивает.

Что заставило вас, вместо того, чтобы как-то попытаться реализовать уже полученные знания, пойти учиться в духовную семинарию, и о, оправдала, ли эта учёба ваши ожидания?

Я должен сказать, что у меня давно была эта мечта – учиться в семинарии. Еще во время учёбы в институте, я один раз, даже, посетил Одесскую Православную Семинарию. Я даже начал интересоваться, как возможно поступить в это заведение. Потом я понял, что православная семинария – это не для меня, но я продолжал мечтать об этом и молиться. Когда в конце 1990 года брат Иосиф Цон, директор Библейского Института г. Орадия, приехал в Молдову, я подошёл к нему с этим вопросом. Услышав предложение поехать на учёбу в Румынию, я принял это как от Господа. Я пришёл домой, сказал жене Марине, и мы вместе об этом молились. Потом я пришёл на работу и написал заявление об уходе. Тогда я был главным инженером, и многие не понимали, почему я ухожу с такой хорошей работы. Проучившись 6 лет в институте, я работал по специальности и, успешно двигался по карьерной лестнице. Но, я понимал, что Господь зовёт меня туда. Сейчас, оглядываясь назад, и видя что, предприятие, на котором я тогда работал, обанкротилось и развалилось, я вижу руку Божью, которая меня вела. А меня Господь, наоборот, благословил и учёба в румынском библейском университете «Эммануэль», как он сейчас называется, в Орадии, это были самые благословенные годы моей учёбы. Там у нас родилась дочь, и мы назвали её Кристина-Эмануэлла по названию университета, где я учился.

После окончания учёбы, вы возглавляли отдел образования при союзе церквей ЕХБ Молдовы. Но, вдруг, вами было принято беспрецедентное решение оставить духовный труд и балотироваться в депутаты парламента. Чем было продиктовано это решение?

Если говорить о глубынных мотивах, то это было связано с первыми годами, когда я начал осознавать, кто такие евангельские христиане. Почему-то, на нас смотрели как на людей второго сорта, нами пренебрегали, с нами не считались, нас унижали. Я всегда был уверен в том, что мы не то, что не хуже, мы, наоборот, имеём нечто лучшее, что мы можем предложить обществу. Я молился и мечтал о том, чтобы Господь дал мне возможность достигнуть высших эшелонов власти, чтобы пролить свет евангелия и там, и чтобы там было представлено хорошее свидетельство о евангельских верующих. Когда я работал инженером, во времена перестройки, впервые появилась возможность свободных выборов. Впервые меня выдвинули от предприятия, где я работал в депутаты местного городского совета. Это решение было для меня с одной стороны неожиданным, с другой стороны – это была большая честь. Моим оппонентом был директор предприятия, но Господь сделал так, что выдвинули именно меня. Позже, я осознал, что наша церковь, братья и сёстры, руководство ещё не были готовы к таким шагам. И я отложил этот вопрос на другое время. Когда в 1997 году появилась возможность идти в депутаты, я опять помолился, и Господь ясно показал мне, что дверь открыта, и нужно идти. Для меня подтверждением были слова из книги Иисуса Навина 1 глава: «Всякое место, на которое ступят стопы ног ваших, Я даю вам…». Они стали для меня побуждающим фактором. Да и сам Иисус Навин был для меня примером. Пришло время, когда нам нужно отвоёвывать в нашей стране территорию для царства Божия. Я увидел в этом такую возможность. Поэтому, я, помолившись, посоветовавшись с братьями принял такое решение идти на парламентские выборы в 1998 году.

Насколько реальными оказались те цели, которые вы ставили перед собой, приходя в парламент, и что удалось сделать для Господа и для Божьего народа за время вашего пребывания в парламенте Молдовы?

С первых дней, когда я пришёл в парламент, там началась обсуждаться поправка к закону о религиозных культах. Это было связано с тем, что в законодательстве была статья, запрещающая прозелитизм (обращение из одной веры в другую). Совет Европы поставил следующую задачу перед парламентом Молдовы: либо убрать эту статью, либо дать чёткое определение понятию «прозелитизм». Я, будучи в комиссии по правам человека и религиозной свободы, принимал активное участие в принятии этой поправки. Было огромное давление со стороны православной церкви. Они хотели поставить такое же определение, как в законодательстве Греции, единственной стране в Европе, где прозелитизм запрещён законом и его определение очень обширное. Если бы такую поправку приняли у нас, это могло бы стать большим препятствием для проповеди евангелия. Я попросил председателя комиссии организовать круглый стол, на который были приглашены представители различных религиозных культов. И в результате работы и дискуссий, парламент ограничился двумя формулировками: запрещается обращать из одной веры в другую путём насилия или злоупортебелением властью. Я считаю, что если только ради этого надо было идти в парламент, то это стоило сделать. Другая идея возникла, когда я был на международном молитвенном завтраке с участием президентa США. Там мои друзья, конгрессмены США вдохновили меня на то, чтобы организовать и в нашем парламенте молитвенную группу. С Божьей помощью я организовал такую группу. Один раз в неделю утром несколько депутатов собирались, завтракали, делились Словом Божьим, молились. В начале я вёл эти встречи, а позже поручал и другим депутатам. У каждого из них была Библия. Не без волнения я наблюдал как депутат, открывает Евангелие от Иоанна 3 главу, и читает о Никодиме, потом заканчивает такими словами: «Нам нужно родиться свыше». Из той группы никто не покаялся сразу. Но спустя год один депутат, Думитру Палади, с женой и детьми приняли Господа и стали членами нашей церкви. Сын одного из депутатов, который входил в эту молитвенную группу в прошлом году покаялся и принял крещение. Хотя, в нынешнем парламенте уже нет такой группы мы периодически, встречаемся, общаемся и поддерживаем хорошие отношения. Работа в парламенте во многом помогла изменить мнение о евангельских верующих в нашей стране. Сейчас, если нужно куда-то пойти в правительство или в госструктуры для решения какого-либо вопроса, то к нам относятся уже по-другому. Недавно я венчал племянника нашего премьер-министра. Поскольку родители и все родственники неверующие, было немало препяствий этому служению. И всё-таки бракосочетание, хотя и не в церкви, состоялось. И, когда я пригласил к молитве, встали все самые высокие гости в том числе и премьер. Разве Господь не использует все это для расширения Своего царства в нашей стране?

Ваше новое решение показалось ещё болеё неожиданным – из парламента в епископы Cоюза церквей. Как бы вы объяснили это?

Для меня всегда было важным остаться верным Господу, куда бы Он меня не поставил и куда бы Он не звал меня. На предприятии, в колледже, в парламенте, я всегда считал себя проповедником и служителем евангелия. Хотя я понимаю, что политическая жизнь и служение церквям порой кажутся несовместимыми. Я думаю, что если человек открыт к тому, чтобы посвятить себя Господу, положить себя на алтарь и сказать: «Господи, используй меня». То Господь так и делает. Лично для меня в этом не было проблемы, но для многих братьев, служителей этот переход казался неподходящим. Тогда я опять доверился Господу и сказал: «Господи, как Ты сделаешь, пусть так оно и будет». И за эти годы служения в Союзе церквей я чувствую поддержку и понимание со стороны служителей церквей нашего братства. На мой взгляд, время моей работы в парламенте не должно быть препятствием для того, чтобы мы служили Господу вместе в Союзе церквей. Я не рассматриваю эти два служения как взаимоисключающие. Господь может использовать нас в разных ипостасях. Это два различных служения одному и тому же Богу.

— Какие трудности и благословения есть сегодня в многонациональном молдавском братстве ЕХБ?

Что касается трудностей то здесь на первом месте нехватка служителей. Есть, конечно, и другие проблемы. Это и экономические, иммграция населения и особенно верующих, есть сопротивление со стороны традиционной церкви там, где мы пробуем насадить новые евангельские общины. Но главное – это служители. Вопрос нелёгкий, поскольку молодое поколение формируется в новых условиях. Нет той жертвенности, той готовности служить Господу, как это было у старшего поколения. Чувствуется огромная зависимость в служении от материального обеспечения. К благословениям я бы отнёс то, что наше многонациональное братство удалось не только сохранить в единстве но и в брасткой любви и этнические и языковые факторы не стали выше общехристианских ценностей. Благодаря этому, не смотря ни на какие трудности мы продолжаем наше служение, которое направленно главным образом на то чтобы проповедывать евангелие и образовывать новые церкви.

— Вы являетесь вице-президентом Европейского баптсиского братства, а также вы входили в комитет по избранию во Всемирном Баптистском Альянсе (ВБА), чем сейчас живет Мировое баптистское браство?

Брат Дентон Лотц, возглавлявший ВБА на протяжении 18 лет, ушёл в отставку, и на его место был избран новый Генеральный секретарь. Впервые в истории, им стал чернокожий брат Невиль Калам из Ямайки. Его предки из Ганы, когда-то были проданы в рабство. Господь так сделал, что через годы один из потомков рабов стал служителем Господа и возглавил Всемирный альянс баптистов. В последние годы в Южном полушарии становится всё больше и больше евангельских христиан, Северное полушарие, особенно Европа, к сожалению, отстаёт в этом отношении. Что касается европейской баптистской федерации, то после того, как упал «железный занавес» и Союзы восточной Европы стали активными участниками федерации, жизнь там оживилась, и появился больший акцент на евангелизм, миссионерство и на евангельские ценности. На сегодняшний день надо отметить тот факт, что во многих западных странах начали появляться украинские, румынские, русские, молдавские церкви. И они начали строить связи с баптистскими церквями Италии, Испании, Португалии и это, по моему мнению, благотворно сказывается на жизни местных баптистских союзов. В союзе баптистов Австрии сейчас больше румын, чем австрийцев. Это большая честь не только для меня, но и для нашего братства, что мне доверено служение Вице-президента ЕБФ. Я молюсь, чтобы достойно смог нести это служение, чтобы, те ценности, которые баптисты восточной Европы смогли сохранить не были утрачены. Я имею в виду наше посвящение евангелизму и чистой, святой жизни.

— Многие верующие, опасаются возможных либеральных тенденций в среде Всемирного баптистского братства и связывают с этим выход Южно-баптистской конвенции (США) из ВБА. Что вы можете сказать по этому поводу?

Мне очень печально констатировать тот факт, что мы не смогли сохранить Южных баптстов во ВБА. Надо признать, что есть определённые либеральные тенденции. Но я не думаю, что выходом из Альянса проблема решена. Во-первых, две штатские конвенции: Техаса и Виржинии остались в ВБА. Во-вторых, ЮБК могла бы организовать какой-нибудь международный форум, куда бы могли включиться и восточные страны, которые разделяют довольно консервативные позиции, чтобы мы сообща решали эту проблему. Так уж сложилось у баптистов: автономия поместной церкви, автономия национальных союзов. И это не позволяет ни Федерации, ни Альянсу директивно вмешиваться в их жизнь. Но вся наша сила в слове Божьем. На последнем съезде в Англии, я рад был услышать от, теперь уже почётного генерального секретаря ВБА, Дентона Лотца следующеё: «Мы, баптисты, должны остаться верными Слову Божьему. Мы люди Писания, и для нас Оно должно быть краеугольным камнем нашей жизни и вероучения и всего, что мы делаем». Это было большим вдохновением для меня и для представителей восточной Европы. Если во главе угла будет стоять Писание, то я верю, что мы сможем найти общий язык. Поэтому, я за то, чтобы мы остались и в альянсе в и федерации и старались влиять на те процессы, которые там происходят.

— Какие вызовы ставит перед евангельскими верующими третье тысячелетие?

В любой эпохе есть много вызовов времени. Как бы это не звучало парадоксально, но свобода является, своего рода, главным вызовом для нас. Мы молились о ней, Бог ответил на эту молитву, и в то же время эта свобода стала искушением для нас и, особенно, для молодого поколения. Нам нужно научиться жить в свободной стране, чтобы, имея выбор, уметь правильно им воспользоваться. Чтобы научиться выбирать евангельские ценности, которые мы находим на страницах Священного Писания. В то же самое время надо признать, что мы уже сформировали в своей среде баптистскую «субкультуру». Она не всегда понятна для тех, кто нас окружает. Нам нужно найти доступные и приемлемые пути проповеди евангелия, чтобы постмодернистское поколение смогло нас понять и принять истину. Для этого нужно многое менять: формы, методы, тактику. Чего не нужно менять – так это сути, содержания евангелия, которое представляет людям Спасителя Иисуса Христа, который «вчера сегодня и вовеки Тот же».

— Спасибо большое вам, пусть Бог благословит ваше служение.