Евангельские верующие в англиканской церкви?

Просмотров: 488

Известие о том, что в ходе моей поездки по Великобритании запланировано посещение англиканской церкви серьезно сконфузило меня. В сознании евангельского христианина-баптиста англиканская церковь обычно ассоциируется со старинным зданием, строгой литургией, священником, облаченным в особую одежду, и, конечно же, либеральное богословие. Первые впечатления подтвердили эти опасения.

Минут 40 езды по непривычной для нас, левой стороне добротной английской дороги мы оказались в небольшом городке Вартон, (Wharton) района Чешайр. Здание церкви было действительно выполненное в старинном консервативном стиле из камня с деревянными окнами. Позади кафедры просматривалось отделение, которое в православной традиции мы называем «алтарь». Внутри этой продолговатой комнаты, примыкающей к основному залу, находились старинные деревянные скамейки, стол для хлебопричастия, кресты на специальных шестах, хоругви (религиозные знамена). В одной из стен был вмонтирован орган ручной работы, который, судя по надписи, был сделан в честь одного из погибших в первой мировой войне прихожан этого храма. Стекла окон были расписаны изображениями апостолов и других героев веры в православном стиле. На этом, пожалуй, заканчивался «англиканский консерватизм». В основном зале, справа от кафедры я увидел, клавишные инструменты, гитары, микрофоны и группу ведущих общего пения. Пастор Тим был без рясы и галстука: рубашка и свитер.

Поприветствовав собравшихся, он, в первую очередь, представил гостей из Молдовы. Узнав, на каком языке мы разговариваем, он спросил, знает ли кто-то из прихожан хотя бы одно русское слово. Нашелся один молодой человек, который вышел наперед и сказал «Добрый день» и «Спасибо». Только после этого торжественно и дружно был спет гимн и совершена молитва благословения. Потом были несколько слайдов о Молдове. Неожиданно для нас, был показан молдавский флаг, после чего пастор предложил нам объяснить все его символы. Сделать это было нелегко, как-то не задумывались об этом. Пришлось «предполагать», что может означать орел с крестом, буйвол и др. Дальше было наше интервью, которое провел сам пастор. Несмотря на наш ломаный английский, люди в зале реагировали очень активно, то улыбкой, то сочувствием. После нескольких псалмов, один из молодых помощников пастора сказал проповедь на текст 1 Петра 2.1-10. Проповедь была похожа на экзегетический разбор Писаний, и ее содержание вполне соответствовало чистому евангельскому учению. После того как собрание завершилось, люди не спешили уходить, они общались между собой, подходили к нам, приветствовали, задавали вопросы. Чувствовалась открытость сердец искренность, любовь в каждом слове.

Уже находясь дома у пастора Тима, за обедом я спросил его: «Ваша церковь действительно англиканская?» «Наша церковь не просто англиканская – мы евангелическая церковь. Мы не исповедуем многие постулаты, как современной англиканской церкви, так и исторической консервативной», — ответил он. «Почему же вы не откажетесь от этого названия «англиканская»?», — спросил я удивленно. «А какое название лучше?», — переспросил пастор Тим. Первое, что я хотел ответить, конечно же, было «баптисты». Но тут я вспомнил, насколько либеральны некоторые баптистские церкви в Англии и решил, что не стоит. «Мы, конечно, можем поменять название», — продолжал пастор Тим, «но суть от этого не изменится. Не название менять нужно, а нашу грешную природу через рождение свыше. Многие у нас в Англии потеряли свою евангельскую суть, и это относится как к англиканам, так и к баптистам, пресвитерианам, методистам и многим другим протестантам». — Заключил он. Спорить с таким мнением было просто невозможно.

Пришлось задуматься после этого, как бы нам, евангельским христианам-баптистам не потерять своей сути. Сохранить тот добрый христианский авторитет, который дорогой ценой добыли для нас наши прадеды, донесшие до нас чистое евангелие. Как бы не раствориться в бескрайнем море секуляризма и либерализма и не остаться наглухо закрытыми в стенах церковных традиций и человеческих обрядов? Апостол Иоанн говорит: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими» (1Иоан.3:1).

В западной Европе название деноминации уже давно не имеет значения. Идентификацию верующих скорей можно определить тем, посещают ли они евангельскую церковь или просто церковь. Евангельские верующие в их понимании, имеют живое, неформальное поклонение на богослужениях, их сердца наполнены личной верой, а жизнь посвящена Господу. И если даже кто-то из них не может поехать в миссионерское путешествие, — туда «отправляется их кошелек». Даже самые трудные обстоятельства в жизни верующих не могут их сделать черствыми или бездушными по отношению к другим людям. В арсенале всегда найдется доброе слово, улыбка, а личная проблема останется за кадром. В этом убедила нас особая встреча с пастором баптистской церкви Питером из Балкинтгтона (Bulkington).

Улыбаясь, с раскрытыми объятиями он встретил нас у дверей своей церкви. Веселый и добродушный, он долго общался с нами как перед началом служения, так и по его завершении. Интересовался жизнью в бывшем Советском Союзе и признался, что в свое время тоже был последователем учения Карла Маркса. А потом Господь призвал его к спасению и служению. Сочувственно и вдохновенно молился о служении в Молдове и о наших личных нуждах. «Какой жизнерадостный и общительный человек!», — подумал я. Конечно, в Англии это легко, где все «Окей»: дороги, зарплата, медицина… им нас не понять. Только потом я узнал о том, что жена пастора Питера болеет очень редкой болезнью (ревматическая полимиалгия). Она не выходит из дома, находится, в основном в постели, о том, чтобы готовить или убирать в доме не может быть и речи. Все приходится делать самому, Симптомы этой болезни: из-за сильных мышечных болей или полная апатия ко всему, что происходит или наоборот, агрессивное поведение. Тут даже медицина Британии бессильна, а Господь допускает… В то же самое время, в воскресенье утром, пастор должен придти в церковь, радостный, наполненный верой и надеждой, чтобы передать все это людям слушающим его. Не это ли признаки настоящего евангельского христианина? Не пора ли евангельским верующим изгнать из себя «нечистый дух» жалобщика и ропотника и просить у Господа благодарного и радостного сердца?

Не для того пишу эти строки, чтобы поставить под сомнение наше историческое название. Скорей наоборот. Чтобы своей святой и посвященной жизнью, своим добрым и открытым для ближнего сердцем подтвердить высокий духовный авторитет евангельского христианина-баптиста. Чтобы мы сияли неземным светом, указывающим погибающему грешнику на единственного Спасителя, который все еще любит нас и ждет.